Виталий Раздольский

 

 

Масштабы катастрофы

 

Из разговоров с самим собой

 

 

 

Вообще-то я человек говорливый. Потребность пообщаться с кем-то на равных была присуща мне с детства. К сожалению, круг моего общения с годами всё более сужался. Кончилось тем, что единственным моим собеседником, с кем стоило ещё потолковать оказался я сам.

Количество трагедий, обрушившихся на человечество этой осенью, ошеломляет. И главное их проклятье что всё это совпало, сплелось. Обернулось единой катастрофой. И что виновником катастрофы угрожающей гибелью человечеству оказался сам человек.

 Это единственное делает катастрофу уникальной.

Я верю в человеческую несостоятельность, но я верю и в человеческий гений. То и другое было представлено миру со всей очевидностью.

Только что в США и в Исландии запущены гигантские установки способные улавливать из атмосферы критические объёмы углекислого газа. То есть, если версия, что это человеческая активность нарушила некое природное равновесие, справедлива, самое время человеку прийти на помощь природе.

 Следующим откровением такого рода могло бы стать устройство, способное свести на нет потенциал ядерного оружия.

Учёные подарили миру в своё время атомную бомбу. Почему бы учёным не подарить нам АНТИОРУЖИЕ. Нечто, сводящее на нет ядерное оружие и возможность его военного применения?

(Атомная бомба в руках талибов и персов – возможная новость ближайших месяцев).

 И наконец самое роковое и накрывшее нас всех уже сегодня. – пандемия коронавируса.

И если именно человеческая промышленная активность одна из основных причин климатической катастрофы,- пожары, наводнения. То почему не допустить, что мы сами и запустили некие роковые мутации?

А поскольку я верю в человеческий гений, я полагаю, что и в этом случае не опоздать, значить уцелеть.

Случались в человеческой истории эпидемии самого причудливого толка от чумы до оспы.

Особенность, проклятье новой пандемии – он не может быть преодолён в масштабах одной страны.

Впервые в обиходе научной экспертизы возникает такое понятие как ЧЕЛОВЕЧЕСТВО - общность всего населения планеты.

Единая наднациональная программа!

Но это уже сфера политики. Политики, требующей, чтобы её мастерили профессионалы Однако более вопиющего контраста между научным и техническим процветанием и ущербностью наших будней мир ещё не переживал. Именно тут совпала та самая несостоятельность   людская и масштаб вставшей перед миром задачи

 

Никакому коллективу учёных не по силам будет справиться с этой пандемией пока понятие общности при всём своеобразии различных стран, наций, культур традиций, не станет рабочим термином медицины.

Но тут мы опять влезаем уже в сферу большой политики.

Позволю себе забежать сюда издалека.

В советской России бытовало некогда такое явление как «художественная самодеятельность». При рабочих клубах, институтах, школах возникали кружки театральные, разыгрывались спектакли, концерты, юбилеи. И всё было очень мило пока это оставалось всего лишь увлечением.

Большинство любителей и не помышляли о большем. Но у иных это оборачивалось упрямым желанием прорваться на Большую Сцену. В мир театров, литературы, профессионального искусства.

Такое желание должно было быть подтверждено даровани-ем. Правом на профессию. Желание же прорваться любой ценой, компенсировать хоть чем-то оборачивалось тем самым комплексом неполноценности. Злоба. Зависть. Цинизм. И готовность любой ценой самоутвердиться. Даже с помощью преступления.

 В те времена и позднее мне приходилось не раз наблюдать как искажается и уродуется личность такого рода комплексующих.

В  иных случаях это оборачивается только фактом  семейной биографии.

Самое скверное, когда пресловутый Комплекс Неполноценности настигает личности масштабные.

Совершенно напрасно пытаемся мы иногда разгадать некий потаённый смысл в серьёзном и масштабном политическом решении. Когда достаточно тихонько выругаться и помянуть психиатра.

Политический лидер – сегодня прежде всего профессия. Профессия! А уже потом – выборы, национальные традиции, масштаб личности, авторитет. Демократии, теократии, монархии… Мы все в равной степени подвержены сегодня опасностям причуды.

Именно из этой причуды вылезает порой кривая рожа террориста-смертника готового угробить весь мир.

Значит ли это, что всё своеобразие национальных культур, национальных интересов перестают быть важными?

 Не перестают быть. Просто признаем, что в истории мира сущего бывают повороты, когда из самого важного приходится отбирать наиважнейшее.

Время соотносить масштабы катастроф.

Время задать себе и миру полудетский вопрос: дяденька, а ты сам-то в это веришь?.. Ты веришь, что возможен некий ПОЛИТИЧЕСКИЙ консилиум способный завтра повести за собой. Убедить, опрокинуть, и заставить жить миллиарды помрачённых?

Не то, чтобы я в это верил. Но очень хочется в это поверить.

Рюмочкой такого вот горького коктейля утешился я в сегодняшнем разговоре с самим собой.