Владимир Батшев

Дурная привычка

 

Это какая же дурная, спросит любопытный.

Отвечу – привычка к войне.

Нельзя привыкать к войне.

Но с утра все равно смотришь в телевизор или лезешь в компьютер, чтобы узнать новости с украинского фронта.

И ничего не поделаешь, мы не американцы, до которых далеко Путину. Мы – европейцы (не только литературные) и потому знаем: после Украины  сумасшедший Путин пойдет на Европу.

На Балтию, Польшу и – далее везде…

Как и все, я долго не верил в то, что война будет. Не считал Путина сумасшедшим.

А старейший писатель Раздольский считал его таким, и постоянно мне о том напоминал.

Что ж, ветеран второй мировой оказался прозорливее ветерана холодной войны.

Не один Виталий Александрович оказался умнее меня, были и другие. Но мне не хотелось верить, и в результате неверия два месяца идет бойня.

А что ты мог сделать, спросит тот же любопытный.

Да, я ничего не мог сделать. Я не Господь и войну предотвратить не мог. Но хотя бы был к ней готов.

Два месяца Украина упорно сопротивляется. Запад активно стал помогать (после того как его прогнозы о быстром крушении Украины под сапогами путинских головорезов не оправдались). У немецких социал-демократов, которые сегодня у власти, вечное желание усидеть на двух стульях – и Россию осудить, и о своих интересах не забыть. У американцев «афганский синдром». Они боятся передавать Украине много оружия, потому как опасаются, что может повторится ситуация в Афганистане, где они потеряли очень много техники. Вдруг Россия победит. Поэтому и американская помощь не та и не в тех масштабах, которая могла бы быть.

Но пока Киев не получил самолеты, украинская армия не сможет перейти в наступление и отбросить российских агрессоров со своей территории. А самолеты Украине пока не поставляют даже по ленд-лизу.

Боятся Путина, пацана с блатными замашками из питерской подворотни….А вдруг он применит ядерное оружие, а вдруг химическое…

Пацан с понтами из подворотни. ничего не применит – во-первых, ядерные заряды в снарядах протухли, во-вторых, в ответ получит аналогичный, если не мощнее ядерный удар.

Поэтому его бандитам только и остается – убивать, грабить, мародерствовать, насиловать.

Гнилозубые российские интеллигенты ахают: «Ах, не могу поверить, что русский солдат убивает и насилует украинок».

Во-первых, не русский, а российский солдат.

Во-вторых, дядя забыл, что подобное было в Афганистане, а еще раньше, когда советская армия вошла в 1944 году в Европу, 900 тысяч  только немецких женщин были изнасилованы «освободителями». О количестве убитых не говорю…

За время путинского правления выросло целое поколение. Не только поколение пьяниц, воров и предателей. Но и поколение убийц.

И миллионы молчаливых пособников, отравленных телевидением.

И что они несут на Украину?

А вот что - в оккупированном российскими войсками городе Геническ в Херсонской области Украины  первое что сделали российские «освободители» установили памятник Ленину. Дескать, мы вас научим советскую власть любить.

Это я в адрес тех недоумков, которые повторяют, что советской власти теперь в России нет. Да называйте вы ее как хотите, была она и останется советской – подлой, лживой, жестокой, античеловеческой.

Но недоумки не унимаются – так они любят родную советскую власть, что переселившись в Германию продолжают о ней радеть! Настолько радеют, что полиция и прокуратура нескольких регионов Германии расследуют около 150 дел об одобрении войны России против Украины. Об этом сообщила немецкая пресса в понедельник, 18 апреля. Большинство открытых дел касаются использования буквы "Z", которая стала символом российского нападения. Изображение этой буквы в общественных местах подпадает под 140 статью немецкого Уголовного кодекса, которая предусматривает штраф или лишение свободы до трех лет для тех, кто "поощряет или иным образом …одобряет публично, на собрании или путем распространения письменных материалов" противоправные действия.

Мы не будем привыкать к войне, но помнить о ней нам приходится.

Еще ни одна Буча откроется нам. Еще ни один уничтоженный Мариуполь заставит вздрогнуть.

Мы – писатели, и мы всегда помним о том, что война кончится, а литература останется. И литература  расскажет и о Буче, и о Мариуполе.

Мы всегда будем помнить о том, что несет Россия в Европу – то, от чего мы отвыкли за годы жизни здесь – НЕСВОБОДУ.