пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ     пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!

 

ЧТО ЖДУ Я ОТ НАСТУПИВШЕГО ГОДА

Сугубо личное

 

В декабре прошлого года Украинская Правда опубликовала небольшую статью Кто помогает России производить оружие[1]. В остатках московитского вооружения, попавшего в руки ВСУ, специалисты обнаружили 2453 элемента электронного обеспечения из которых лишь 13 произведены на Московии, остальные, в неравной мере, распределены между США (1813 деталей), Швейцарией (119), Японией (96), Германией (78), Нидерландами (62), Тайванем (59), Китаем (37) и пр. Есть здесь статистика и по видам вооружений: электроника московитских научно-технических кузен обнаружена лишь в крылатой ракете Х-101 и беспилотнике Орлан-10. Остальные виды изученного украинскими специалистами вооружения оказались полностью напичканы западной электроникой: БПЛА Shahed-136, Корсар и Ланцет, гордость Путина и патриотов ракета Кинжал, крылатая ракета Калибр. В производстве, например, ударного вертолета К-52 принимают горячее участие США (130 деталей), Китай (8), Франция, Нидерланды, Швейцария, Тайвань, Япония и Германия — московитские левши лишь собирают то, что им присылают западные и восточные фирмы.

В другой статье[2] речь о том, как западные фирмы, в обход санкций, продолжают поставлять московитским производителям, в том числе и военпрому, станки и электронное обеспечение к ним. Без этих станков не будет ни танков, ни бронемашин для пехоты, ни САУ, ни артиллерии, ни авиации…

Еще один факт, известный с начала века: Московия не в состоянии добывать газ и нефть своими силами. Поверхностные месторождения давно вычерпаны, а технология глубинного бурения и оборудование для нее есть только на Западе. Но Московия продолжает продавать газ и нефть, следовательно, и сюда течет поток запчастей и программного обеспечения.

Почему я вспомнила статьи и решила открыть первый номер ЛЕва этим грустным сообщением?

Потому что из статистики можно сделать несколько важных выводов.

Первый и главный, а для меня лично — так особенно важный, потому что не устаю говорить об этом с начала войны, с 2014 года: на Московии нет и никогда не было науки. НИКОГДА. Начиная с Ломоносова, иронией пропагандистской судьбы зачисленного в ученые, московитская наука паразитировала на идеях, тем или иным, более или менее легальным, способом, позаимствованным у Запада. Страна тридцать — ТРИДЦАТЬ! — лет готовилась к войне против Украины, и не смогла создать ни одного вида вооружения, основанного на разработках местной науки. За эти тридцать лет в науку — и в первую очередь, в военную — влили миллиарды долларов! А на выходе получили ракеты, БПЛА, вертолеты, танки, ПОЛНОСТЬЮ зависимые от поставок западных деталей! Какие еще доказательства отсутствия науки вам надобно? Курчатов, говорите? Этот великий физик до сегодня еще ломал бы голову над проблемой критической массы урана в атомной бомбе, если бы не поддонки Розенберг и Кембриджская Пятерка, а не менее гениальный Королев продолжал бы ночами молить бога послать ему хотя бы один — ну один-единственный! — удачный запуск, если бы не Хельмут Грюттруп с пятью сотнями сотрудников и готовыми к пуску ракетами V-2, вывезенными остров Городомля. Прошу понять меня правильно: я нисколько не иронизирую и уж ни в коей мере не презираю названных мужей: Ломоносов писал более или менее бездарные подобострастные стишки за какие был причислен Достоевским к трем «бесспорным гениям» русской литературы[3]; Курчатов и Королев тоже знали свое дело и были, вне всякого сомнения, лучшим, что могла породить рабская среда Московии. Но НАУКА это все-таки ЭВРИКА!, это, как говорят англичане, Lightbulb Moment[4], это дерзость и мужество. Это счастье доступно лишь свободным людям. Во всяком случае, до сих пор было именно так, вот почему вся наука рождена и развита Западной цивилизацией.

Второй вывод. Перед нами не просто статистика, но в чистом, рафинированном виде тот самый «новый миропорядок», о котором так назойливо твердит полуграмотный президент и говорящие головы вокруг него. Суть этого миропорядка в том, чтобы закрепить за Москвой право на паразитирование. «Мы русский мир, нам все должны!»[5] — вот, сведенный к чеканной формулировке, лозунг этого мира. Страна, вклад которой в мировой прогресс измеряется никак и ничем, которая не в состоянии наладить собственное производство гвоздей[6], мечтает о миропорядке, обеспечивающим ей неограниченный доступ к технологиям и знаниям Запада.

И, наконец, третий вывод: войну можно прекратить практически сегодня, нужно только перестать поставлять Московии электронику. Как только Запад перекроет ручейки импорта, московитам не останется ничего иного, как вспомнить о том, что «пуля — дура, а штык — молодец!», и послать в украинские черноземы дополнительные многие тонны мяса. Но и оно когда-нибудь закончится, причем раньше, чем терпение этого народа. И речь здесь о любой электронике. Для больниц — тоже: страна, претендующая на мировое — или полумировое, что, но сути, одно и то же —, господство, должна быть в состоянии обеспечить собственных граждан всем необходимым, прежде всего, медицинским оборудованием и медикаментами. Иначе что ждет граждан тех стран, которые в будущем многополярном мире, каким он видится из Кремля, окажутся в полюсе влияния Московии?

Почему же Запад не прибегнет к этому простому и очевидному решению?

Ответ, по-моему, прост.

Весь прямой экспорт электроники и товаров двойного назначения из стран Запада, прежде всего США, прекращен еще в апреле 2022 года. Необходимая электроника поступает на Московию через третьи страны. Происходит это следующим образом. Западная фирма экспортирует, например, чипы, используемые Московией в оружии или для производства его, в третью страну. Там собирают платы для пылесосов, компьютерных игр, камер уличного наблюдения, элементов управления, медицинского оборудования и пр. Платы эти из третьей страны попадают в четвертую, где собирают названные изделия и экспортируют на Московию. Длина цепочек импорт-экспорт-реэкспорт-экспорт может быть произвольной, ее единственное назначение — обеспечить санкционное алиби всем участникам. Проследить эти цепочки, как нас уверяют администрации США, Германии и других стран, крайне сложно. Но сложно на бюрокрите всегда значит дорого; сложность — всегда функция цены, которую приходится платить за достижение результата. Результат, в нашем случае, не только прекращение войны и всех, связанных с нею горя, смертей и разрушений, но и прекращение военной помощи Украине. Так неужели выявление и перекрытие каналов импорта Московией западной электроники дороже тех сотен миллиардов долларов, что Запад уже дал и планирует дать в будущем Украине? Думаю, тут нам не нужны ни знания экспертов, ни статистические выкладки для того, чтобы подтвердить очевидное: прекратить войну экономическими методами ВСЕГДА ДЕШЕВЛЕ, чем побеждать противника на поле боя. Так почему же Запад тянет? Да просто потому, что не хочет победы Украины, одним из наиболее вероятных результатов которой, станет развал Империи Зла.

Но тут я съезжаю в банальность: о беспочвенности страхов Запада перед развалом Московии сегодня заговорили даже московитские так называемые оппозиционеры[7]. Робко, почти шепотом, но заговорили. То, что нам всем — украинцам, латышам, полякам, молдованам — всем, познавшим удушающие братские объятья северного соседа — кажется здоровым и единственно возможным решением, для Запада сегодня выглядит катастрофой. Запад оказался не готов к подобному исходу. Моделей мировой системы, учитывающих распад Московии и появление вместо одной силы, многих, непредсказуемых по величине и направлению, у Запада не оказалось. Страхи эти вполне обоснованы и имеют право на обсуждение, и их необходимо обсуждать в открытых форматах. Следует срочно начинать диалог с представителями всех порабощенных народов, готовить их политическую элиту, вести активную пропаганду свободы и общечеловеческих ценностей — вот единственный путь избежать хаоса и войн в момент обрушения стен московской тюрьмы. Это же и единственный путь обеспечить гарантированный контроль за ядерным оружием на территории Московии в момент распада.

Вот в этом и заключается вся моя скромная надежда на наступивший год: я надеюсь и желаю всем нам, чтобы Запад наконец осознал реальность и начал действовать стратегически, исподволь иссушая московские болота, преграждая доступ туда технологий и товаров. Не только военного, не только двойного, но любого вообще применения.

Пусть их живут в своей скрепной духовности!

…Без аспирина и гвоздей…

 

Ирина Бирна, специально для Литературного Европейца

 

[1] https://www.epravda.com.ua/rus/weeklycharts/2023/12/13/707598/

[2] https://theins.ru/ekonomika/267552

[3] Ср.: «Анна Каренина» как факт особого значения, Дневник писателя за 1877 год.

[4] Дословно: Момент Просветления (англ.). Немцы говорят: Aha-Moment.

[5] Вадим Дубовский, Хотят ли русские войны, https://www.youtube.com/watch?v=vWLvURis0iQ

[6] См., например: https://ria.ru/20220414/gvozdi-1783431059.html

[7] Ср.: Гарри Каспаров, Приглашение к агрессии, http://www.kasparov.ru/material.php?id=6577997CA1F29