пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ     пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!

Александр Урусов

 

ВСЕ НА ВЫБОР!

 

Валентина Трофимовна – женщина 70-ти с лишним лет, болезненно полная, и страдающая множеством болезней, присущих таким с молодости не очень следящим за своим здоровьем людям. Многое можно было бы рассказать о ее долгой и неинтересной жизни, но сейчас мы застали ее в момент, когда она с большим трудом пешком добралась до своего избирательного участка, чтобы принять участие в выборах президента РФ. И в этот раз чуть припозднилась: было уже около семи вечера. Валентина Трофимовна всю свою жизнь регулярно ходила на выборы, начиная с советских, которые и выборами-то на самом деле не были, так как выбирать надо было из одного только кандидата. Тогда и в кабинку заходить было неудобно и даже подозрительно как-то. Сейчас совсем другое дело! Кандидатов всегда несколько, но Валентина Трофимовна по старинке и сейчас в кабинку не заходит и всё что ей дают, опускает в урну. Было время, в лихие девяностые, когда на нее за это какие-то активисты ругались, уговаривали прочитать, что в этих бюллетенях про кандидатов написано, а прочитав, сознательно  сделать свой выбор. Но Валентина Трофимовна ни раньше, ни теперь политикой не интересовалась, ничего в политической борьбе не понимала, а голосовать ходила по привычке, приобретенной еще в молодости, когда это хождение было обязательным, а тем, кто приходил пораньше, даже давали продуктовые наборы. Странно, однако, что теперь, несмотря на наличие нескольких кандидатов, правительство изменило официальное название «выборы» на «Наш Выбор: Президент».

Но Валентина Трофимовна о таких головоломных политических вопросах не задумывалась, подошла к своему избирательному участку, с трудом взобралась по ступенькам, но там ее остановили двое, которые стояли перед дверью и курили.

 «Вы куда, гражданка?» – «На выборы» – «Выбор на нашем участке уже закончился. Зафиксирована стопроцентная явка. А вы, наверное, ошиблись участком».

Валентина Трофимовна хоть и не интересовалась политикой, но на призывы исполнить свой гражданский долг, звучавшие денно и нощно по телевизору, откликнулась и свой голос за действующего президента отдать хотела непременно, даже в кабинку бы зашла, если уж на то пошло. В общем, начала Валентина Трофимовна спорить, горячиться, трогать себя за грудь, где сердце, и пришлось этим двум пропустить ее внутрь участка, где комиссия уже завершила подсчет голосов стопроцентной явки. Началось выяснение обстоятельств, изучали паспорт Валентины Трофимовны, штамп с пропиской, качали головами, разводили руками, допытывались, не приходила ли она уже на участок раньше, скажем, в семь тридцать утра, потому что у нас в протоколе значится, что какая-то Валентина Трофимовна уже проголосовала утром.

«Нет, – настаивала Валентина Трофимовна, – у вас же в протоколе значится какая-то другая фамилия у той Валентины Трофимовны».

Действительно, неувязка вышла. Комиссия всеми силами уговаривала ее отказаться от идеи проголосовать, так как у них уже все оформлено, стопроцентная явка объявлена, протоколы подписаны, заверены, сейчас с курьером отправляем их в Центризбирком.

«Зачем вы нам хотите, уважаемая Валентина Трофимовна, испортить наш праздник? Хотите, мы вас научим, как проголосовать, если уж вам так невтерпеж? Мы вам дадим открепительный талон, и вы с ним слетаете куда-нибудь в другой город, например в Тверь, и там проголосуете». – «Как же я слетаю? – у Валентины Трофимовны даже рот открылся от удивления. – На чем?» Тут уже у комиссии глаза вылезли из орбит от еще большего удивления: «Как на чем?! Вы что, не летаете, как все жители нашей страны? Которые, вдохновленные полетами нашего любимого национального лидера, все как один научились летать, не пользуясь никакими техническими приспособлениями, тем более, что с авиацией у нас сейчас трудности. Нам ваше неумение кажется странным, более того – представляется крайне подозрительным, Валентина Трофимовна. Немедленно покиньте помещение!»

Валентина Трофимовна покинула помещение, держа в руках открепительный талон, вышла на улицу, неуклюже потопталась, пытаясь взлететь, но грохнулась своим грузным телом на асфальт и умерла.

Печальным получился ее выбор.