пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ     пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!

Владимир  Батшев

 

Побежали

Заметки редактора

 

«В пестрый плащ безответственных настроений любят облекать себя ничтожества».

              Кто-то из классиков

 

1.

А психиатр, продолжая фразу, добавил:

- Чтобы прикрыть внутреннюю пустоту внешним содержанием.

Но ведь и внешнего не бывает у таких людей. Даже обманчивой. И внешне – пустота. Как про одного из них говорят: – Так разоврался, что мордой в телевизор не влезает.

Так, о чем я? Не о толстомордом же, точно не о нем, а обо всех побежавших к нам, в эмиграцию.

Еще лет 10-12 назад писал я в журнале, предсказывая:

«Побегут, даю слово, побегут они из Русландии, и побегут сюда. И будут их чествовать как героев, как борцов с режимом, как диссидентов нового помола. И осыплют  их золотым дождем наград, премий, интервью, бесед по телевизору, переводов на заграничные языки».

Так и оказалось.

Только вот толку от них, как с козла молока.

Не слышал я, чтобы они режим тамошний ругали или хотя бы, как «бывшие муниципаль-ные депутаты» играли в правительство в изгнании. Боятся, что ли? А чего бояться? Ах, да, вдруг оставшуюся в России собственность отберут, деприватизируют, так сказать, книги перестанут продавать, а, значит, и отчисления от продажи перестанут капать в их кошельки.

Не видел я их подписей под скорбными листами памяти Алексея Навального.

Но допускаю – я такой невнимательный не рассмотрел подписи Улицкой (любимица Радио «Свобода»), Сорокина, Ерофеева, Акунина и т.п. (всех не перечислишь, их уже многовато). А вообще, чего я к ним привязался? Они гордо будут бить себя в грудь и утверждать, что они никакие не враги путинского режима, а…А кто?

Им очень удобно теперь на Западе в заранее купленных на российские гонорары (за переводы платят гроши) квартирах в Берлине и др. городах.

Будут сочинять, то есть врать.

 

 

2.

Недавно милая женщина из США, хорошая поэтесса и переводчица, прислала мне рассказ.

 Она пишет: относительно "Чайки", я отправляю свои тексты только в те издания, где (при самом внимательном рассмотрении) не вижу ничего противоречащего моей идейной позиции.

«Чайка» - это интернет-журнал, созданный г-жой Чайковской на базе «бумажного» издания. В бумажном я когда-то публиковался.

Если моя корреспондентка «не видит ничего противоречивого ее идейной позиции», то мне не сподручно публиковаться в издании, редактор которого г-жа Чайковская не сходит со страниц российских литературных изданий (см. раздел АВТОР Журнального зала (Россия).

Вот потому-то те, кто прибежал сюда в последние месяцы или год-другой, не видят ничего зазорного публиковаться в России.

А я же считаю безнравственным и аморальным публиковаться в стране, из которой я уехал, и которая ведет агрессивную и жестокую войну в Украине.

 

3.

«Президент России Владимир Путин поручил подготовить предложения по "репатриации соотечественников в случае незаконной депортации из иностранных, в том числе недружественных, государств". Кроме того, Путин поручил разработать предложения "по вопросам обеспечения прав соотечественников, постоянно проживающих за рубежом к 1 июля 2024 года».

Соотечественниками российские власти называют живущих за границей граждан России или людей с российскими корнями.

Цитата есть цитата, но я уже писал об этом в журнале (№ 310). Я о других соотечественниках (не моих, потому что я не гражданин России). Говорить с ними на русском языке – не значит быть их соотечественником.

В России плохо. Правда, не всем, а только тем, кто еще не окончательно оскотинился.

Хотели менять Навального на берлинского убийцу? Может быть. Но не верю.

Мы (я и некоторые другие писатели) обращались в ЕС с предложением обменять На-вального на какую-нибудь гэбэшную …., арестованную на Западе.. Нам ответили, что нет соответствующего кандидата.   А берлинский террорист? Неу-жели никого не отловили за последнее время?

Но раз Навального нет, меняйте Горинова и Кара-Мурзу!

Чего ждать? Чтобы их сгноили, как Навального?

Молчат.