пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ     пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!

Берта Фраш

Юрий Рябинин. «Время близко». Избранная публицистика.

Литературный европеец, Франкфурт-на-Майне. 2024,  92 стр.

 

Статьи бывшего московского автора Юрия Рябинина появлялись в журналах: «Литературный европеец» и «Мосты». А  для кого они предназначены? Каких читателей-эмигрантов волнует судьба России? Прежде и, в частности, теперь, предполагаю, от этой страны хорошего не ждут. И может показаться, что об этом и статьи Юрия Рябинина, автора, с 2022 года проживающего в Германии. На глянцевой обложке безликая, тепло одетая, толпа с ай фонами. На глянцевых страницах сборника публицистики удручающее содержание о народе, массово поддерживающем Путина на стадионе (стр. 49) и радующемуся чужому несчастью (например, стр. 72 — горящий символ Парижа). Кстати, их можно было неоднократно увидеть по немецкому центральному телевидению. В интервью на улицах российских городов, чаще Москвы, разными представителями российского населения неоднократно и бодро-оптимистично подчёркивались преданность своему президенту и одобрение его политики. И если «время близко» - то какое?  На что надеется автор?

Цитируя отдельные фразы Ивана Бунина, Юрий Рябинин стремится соединить свои статьи с описанием поведения граждан современной России и 1918 годом, отношение к власти. Например, злорадство не претерпело изменений (стр. 5). Известно, зависть и злорадство — сугубо личные пороки, независимо от страны проживания. Но в России приняли особые размеры из-за государственной пропаганды ненависти к западу, к эмигрантам. Об этом пишет Юрий Рябинин во многих статьях.

О современном языке. «В девяностые ...русский язык претерпел… революционные перемены. ...заговорили на английском-нижегородском» (стр. 7-8). В 1918 Бунин был потрясён отсутствием «прежнего» языка. Кстати, некоторые выражения, сам стиль Рябинина совершенно мне незнакомы. В 2018 году автор описывает аппарат России и «характерные стержни русского человека». Высказывания Бунина, вера писателя в Россию не помогли моему пониманию. Возможно, от полного отсутствия интереса к событиям внутри России.  О каком «преображении и возрождении» говорится, если сборник издан сейчас и читается сегодня, в первые дни мая 2024 года?!

Приводят в изумление сугубо личные заявления Рябинина, включённые в публицистику, его обращение в союз писателей России о несогласии с «учреждением в Крыму отделения СП России» (стр. 19). И письмо Путину с предложением добровольно покинуть пост президента (стр. 52-61). Нужно ли это комментировать или достаточно констатировать чудо, оставшемуся на свободе автору - не отправили в колонию, а разрешили эмигрировать?! Или как назвать его пребывание в Германии после заинтересованного участия в общественной жизни России? Рябинин пишет об упущенных возможностях в 1991 года, о приходе Лубянки к власти, о готовности народа выходить на демонстрации (стр. 30 — 34). На что надеется автор? На возможность, повторение «Майдана» в русском варианте?

Смутили меня оценки и обращения Юрия Рябинина к эмиграции. «Раньше эмиграция жила Россией и для России. ...Теперь же — такое впечатление — эмиграция существует не для России, а лишь для самой себя. ...отсутствие в зарубежье таких информационных и идеологических колоссов, каковыми были «Русская мысль».…  ...крупные газеты и журналы зарубежья являлись этакими институтами проблем развития и возрождения России. Их вклад в крушение советской тоталитарной системы немал» (стр. 48). Нужны ли комментарии, например, к последнему утверждению автора — о каком крушении тоталитаризма идёт речь?     В статьях Юрия Рябинина отражены различные стороны именно современной тоталитарной системы России и её агрессивная суть: лишают свободы и убивают на законном основании. 

Удивительно другое явление: стремление некоторых современ-ных эмигрантов издаваться-публиковаться в России. Их утверждения — там их читатель — всегда меня удручали. Кто там их читатель?! 

Скандирующие на стадионе приветствия президенту и своей захватнической России или злорадствующие горящему Нотр-Даму, или радующиеся украденным украинским детям? Или те, кто переписал историю по усмотрению президента? Или те, кто поставил свою подпись, одобряя агрессию России? КТО?! Или те, кто не держит свои богатства в российских банках (стр. 43)? Невозможно было понять и тридцать - двадцать лет назад, тем более — сейчас, стремящихся публиковаться в России.

 

Удивляют рассуждения автора об отсутствии современного финансирования эмигрантских изданий Западом, «об открытии второго фронта…. Таковым фронтом могло бы стать русское зарубежье». Рябинин цитирует разумное высказывание Владимира Максимова - «время ушло», с которым не может согласиться (стр. 50-51). 

«В бой за Россию», возможно, готовы идти новые эмигранты. Об этом ясно, лаконично в заметке Гершома Киприсчи в ЛЕВ 315 — 2024 (стр. 10). Поддерживаются «издательские проекты пятой волны эмиграции, начавшейся в 2022 году с начала войны». Очевидно и Юрий Рябинин имеет возможность получить финансирование. «Запад считает, что после падения нынешнего режима в РФ — эта элита туда вернётся и станет его, Запада, там оплотом. И даже их самоопределение  - “релоканты“ указывает на временность их эмиграции, большинство этих литераторов надеется — в отличие от всех нас — на возвращение в Россию».

 Владимир Батшев (ЛЕв 314 — 2024, стр.48), не обнаружил идейных борцов в «прибежавших из Русландии сюда». Хороший   вопрос Владимира Батшева «А кто?» они, удобно живущие здесь российские писатели. Прочтут ли они «Время близко» своего соотечественника, Юрия Рябинина, поддержат ли публично? Публицистика их соотечественника, только в 2022 покинувшего Мо-скву, должна быть им идейно бли-зкой. 

Эмоционально Рябинин пишет об эмиграции как о возможном втором фронте.

В Русском зарубежье в Германии и других странах давно существует пятая колонна. Они опора Путина и проблема Запада. Пишущие по-русски — не все выходцы из России, а тем более её граждане. До кошмарного нападения на Украину и угроз западной демократии, российские проблемы не волновали «всё русское зарубежье». Нравится ли это или нет Юрию Рябинину, но «миссией эмиграции» последних десятилетий не было «спасение отечества». И призыв автора к «самому деятельному участию в идейном и духовном противостоянии» россий-скому злу повис в воздухе. «Планетарный злодей» - по определению Рябинина, имеет, к сожалению, значительную поддержку в мире.

 Но может быть приехавшая «элита» - пятая волна сметёт тоталитарный режим?! Так в это, надеюсь, Вы, Юрий Рябинин и сами не верите!

«Писатель вообще не пророк, каковым он представляется публике. Писатель лишь свидетельствует о своем времени...» - утверждает автор в первой статье сборника.

Но есть писатели, которые могут видеть то, что не видно другим.

Не всегда, но существует опасность: публицистика — скоропортящийся литературный продукт