Виктор Фет

 

Где ангелы?

 

14 стихотворений,

написанных в первую неделю августа 2022

 

 

Тростник

 

«Потом напишешь ты. Сначала всё прочти»,

сказал мудрец; и верно, мы читали
на не напрасно пройденном пути

всё, что хотели и о чём мечтали.

Прочли не всё, но дело же не в этом:

покуда тьма сгущается над светом,

смысл прежних слов стирается, а новый

ещё не найден. Ныне каждый миг

в печи безвременья сжигает горы книг.

Когда-то в древние эпохи мне

мой стилос дал арундо тростниковый,

и флейту он же дал, и в них моя природа,

а ведь другой у нас и не было и нет,

и кажется, она погибла на войне —

но я уже давно провёл немало лет

в сухих горах у крепости Нимрода,

там видно с козьей тропочки, со склона:

у родников, неопытен и нищ,

растёт иной язык от прежних корневищ

в пустыне на руинах Вавилона.

 

 

 

 

 

Ханаан

 

По краю неизученного мира

мы плыли на восток вдоль берега до Тира,

когда там царствовал Хирам,

ливанский кедр везли в страну отцов,

где ремонтировали храм

и воздвигалось множество дворцов.

Мы со стихиею боролись злою,

могли погибнуть каждый час,

но кедры пахли весело для нас

своей божественной смолою.

 

Читай на обороте портолана

(старинная береговая карта;

их продают в святилище Мелькарта):

там нет уже ни гота, ни алана,

и Рим ушел, и нету Цареграда,

но ясно вижу я издалека,

что поднялась иная сила,

и адским кораблям поставлена преграда,

где плакала над сыном мать Ахилла.

на дальнем острове Левка.

 

Там, видимый до горизонта,

поднялся вал разгневанного Понта,

разрушен Карфаген, и ветер носит прах.

Нам снятся войн обугленные лики

на побережии безводной Мармарики,

где не было царицы Таиах,

но помят имя Соломона.

Уехали вандалы и сефарды,

но кто-то там ещё играет в нарды

и бросил в чай щепотку кардамона.

 

 

 

 

 

Пусть

 

Пусть не позорно онеметь
по-русски в страшную годину,
когда с лица земли стереть
Россия хочет Украину,

но я умолкнуть не могу,
мои слова в надёжном месте,
я их не уступлю врагу
свободы, совести и чести.

 

Покуда тьма объемлет свет,

мои уста не замолчали,

здесь выбора иного нет

и, верно, не было в начале.

 

 

Сегодня


Сегодня не молчи: безумная тоска

не властна царствовать над тканью языка;

язык не равен подлому народу,

давно продавшему и совесть, и свободу

за иллюзорный хлеб, за кровь чужих детей,

за сладкий опиум имперских новостей.

Империя мертва. Но твой язык в тебе;

ты властелин его в сегодняшней судьбе;

как медную латынь, храни, что дал Господь,

что впитано, не отвергай уныло:

в твоих словах — божественная сила,

способная врага перебороть

в любом краю, на каждой грани света;

косноязычие есть дьявольская мета;

метафизическое бытиё

уже не их – а наше и твоё.

 

 

С другими стихами поэта вы можете познакомится в бумажной версии журнала