Алишер Киём

Рубои

 

 

Рубои 1

 

                             Али поведал, что Пророк сказал:

                             «Тот, кто проводит ночь на крыше дома,

                              ничем не укрываясь, лишается защиты».

                                Хадис № 1192 в передаче имама  Ал-Бухари

 

Без сна я, пьян и неукрыт, провёл всю ночь на крыше,

Как рёк Пророк: лишён был там защиты свыше!

Эй, кто внизу, в кибитке, били лбами у мехраба в нише,

Чтоб мне заснуть, вы в раз другой лбом бейте всё ж потише!

 

Рубои 2

 

Ой, что  мне сделать с винопийцы потрохами:

С похмелья рубои мои кричат в них с петухами?!

Ведь рёк Пророк: «Лучше наполнить внутренности гноем,

Чем наполнять их немудрёными стихами».

 

Рубои 3

 

                    Ибн Аббас сказал: «Считается сунной,

                       когда человек садится, снимать сандалии

                       и ставить их рядом с собой».

                       Хадис № 1190 в передаче имама Ал-Бухари

 

Я, сев, сандалии мои поставил рядом, о Ибн Аббас,

Но, кончив бейт, я не нашёл их взглядом, о Ибн Аббас!

Ужель босым пойду я горним Садом, сандалии раз не упас?

А мне в Огне гореть, они с моим пребудут смрадом,

                                                                        о Ибн Аббас?!

 

 

Рубои 4

                        Салим поведал со слов своего отца, что

                          Пророк сказал: «Никто из вас не должен

                          ни есть, ни пить левой рукой, ибо левой

                          рукой ест и пьёт шайтан».

                          Хадис № 1189 в передаче имама Ал-Бухари

 

Что ешь и пьёшь в саду, ты не спеша, Киём,

Забыл совсем, что с детства ты левша, Киём?

Иль трапеза с шайтаном хороша, Киём?

Иль рада, что так ешь и пьёшь, твоя душа, Киём?!

 

Рубои 5

 

             Хусайн ибн Мус`аб поведал, что кто-то сказал

              Абу Хурайре: «Мы играем на спор двумя голубями».

              Абу Хурайра сказал: «Это детское дело. Вы дошли

               до того момента, когда пора прекратить это».

                        Хадис № 1263 в передаче имама Ал-Бухари

 

Я помню: отроком мне мил был голубок,

Но раз хадис услышав, смысл чей был глубок,

Я усики подстриг и ногти рук и ног,

В подмышках выщипал волосья и обрил лобок!

 

Рубои 6

 

О как же пострадал Руми от происков родни:

В ней оказались злопыхатели одни.

Руми любил беседы с Шамсом Табризи наедине,

Родне же мнилось, что вдвоём распутничают дни.

 

Рубои 7

 

Ты, ИскандарИ ХатлонИ* вина налей, Киём,

Не знаешь, с гурией ли пить ему милей, Киём?

Был от любви лишь во хмелю он веселей, Киём.

Из пиалы ему что ж делать мавзолей, Киём!

 

*Таджикский лирик, зарубленный в Москве топором 21 сентября 2000 года.

Рубои 8

 

Хоть из Тернополя поэт Ильхомидин,

Таджикистану он в любви стал паладин!

Хотя на рiдну мову перевёл Бозора* он один,

Игор МалЕнький** от нужды не дожил до седин!

 

*Классик в современной поэзии Таджикистана.

**Умер в 2018 году.

 

Рубои 9

 

Хотя Учитель* поселился в ЗимчурУде,**

Его творенья в интернетопересуде.

Пошли за мудростью к нему на гору ныне люди?

Иль не пошли, всё отнеся к очередной причуде?

 

*Тимур Зульфикаров.

**Горное место.

 

Рубои 10

 

О, сколько же  ещё таджикских лет и зим,

На перевод Хайёма ждать мне Ваш вердикт, Азим?*

Быть может, интернет им почему-то негрузим?

Иль о Хайёме ртами только нынче мы сквозим?

 

*Уважаемый Хайямовед Азим Аминов. 

 

Рубои 11

 

Хотя, не отходя от касс, всё денег не куём, Хайём,

Вам пиалу вином наполнит вновь Киём, Хайём!

Ему лишь с Вами остаётся пить вино вдвоём,

Хоть Вы давно уже ушли за окоём, Хайём.

 

 

Рубои 12

 

Эй, в юности моей поэт, Низом Косим,

Иль не подносит гроздь Хайёма, как три точки сим*,

Мой перевод Хайёма, что в изданьях всё невыносим?

Прошу ответа Председателя СП засим. 

 

*Буква арабского алфавита.

 

Рубои 13

 

Эй, в ком к поэзии таджиков от провидцев дар,

Эй, вар кудрей, Руми воспетых, пламенный Сафар!*

Прошу сказать, коль не загас от свар Ваш правды жар:

Из рубои отар, товар вести ль мне на базар?

 

*Выдающийся знаток таджикской литературы Сафар Абдулло.

 

Рубои 14

 

Века проходят облака у кишлака пока,

Века течёт река у кишлака пока,

Века дух кизяка у кишлака пока,

Века зов ишака у кишлака пока.

 

Рубои 15

 

Какой давил Вам сердце груз, Хайём,

Что Вы писали про Навруз,* Хайём?

Иль вычисляли день, когда придёт Зардушт,**

И правоверным с ним не порывая уз, Хайём?

 

*Праздник Нового года, оставшийся от огнепоклонников.

** Зороастр.

 

Рубои 16

 

А ФирдавсИ* не возвращён ли парсам Парадиз,

Как в Газнави** открылся рабский низ?

Жаль, Парадиза языком лишь парсам и владеть,

Как им владел последним шахиншах Парвиз!

 

*Творец «Книги шахов», правящих в Песии до принятия ислама.

**Правитель, не оценивший «Книги шахов».

 

Рубои 17

 

Седой Учитель после множества дорог,

Головки горных черепах увидел в пальцах ног.

Что ж это? Иль в дороги в норах так готовит Бог,

Того, кто от земных дорог продрог и изнемог?

 

Рубои 18

 

Вчера очнулся я похмельным на полу,

И полную вина увидел рядом пиалу.

И вспомнил девы грудь... Ужель на ней

Я заслужил сю пиалу как похвалу?!  

 

Рубои 19

 

Когда нам подан самаркандский светлый плов,

И пальцы манит лишь пригОршен риса лов,

Аллах, что держат не калАм,* есть ль в пальцах стыд,

Раз не выводят о Садах за пловом вязи слов?

 

*Палочка для письма.

 

Рубои 20

 

Когда бухарский подают мешочный* плов,

И пальцы манит лишь пригОршен риса лов,

Аллах, что прежде был Аюб** Иов,

Не пожалеет ли, вкусивший плова болослов?!

 

*Плов бухарских евреев.

**Мусульманский Иов.

 

Рубои 21

 

Когда бухарский подают мешочный плов, Хайём

И пальцы манит лишь пригоршен риса лов, Хайём,

Что прежде звали мы Аллаха также Саваоф, Хайём,

Придёт без плова ль хоть в одну из всех голов, Хайём?!

 

Рубои 22

 

Когда Учитель восхвалял в творениях панир,

То как таджикский сыр тот покорял весь мир.

Теперь же, в колбасу добавленный, инжир,

Сменив в ней жир, рекламный захватил эфир!

 

Рубои 23

 

Кто в Самарканде не едал кульчИ*,

Подковой в Киеве не рвал сам калачи,

Оставь все разговоры про харчи!

И лучше рта не раскрывай, а помолчи!

 

*Маленькая лепёшка.

 

Рубои 24

 

То знают только небеса, Руми,

Как Моисеем стал Муса,* Руми.

Но что пеклась и до арабов самбуса,** Руми,

Кур Бухары всем подтверждают голоса, Руми!

 

*Мусульманский Моисей.

**Пирожки с мясом, треугольной формы. 

 

Рубои 25

 

Пусть от монголов нам пришло «мантУ»,* Руми,

И в это слово мы свою вложили красоту, Руми.

И на таджикском языке ман — я, ты — ту, Руми,

А что нам то, что в душу вносит пустоту, Руми?

 

*По-русски: мАнты.

  

Рубои 26

 

Учитель — очень давний девопас,

От их отар забрался на гору сейчас.

А не лукавит ль Он, имея мудрости запас,

Что от отар дев девопаса сам Аллах и спас?!

 

Рубои 27

 

О чем, Учитель, провинился мусаллас,*

Что на горЕ «водой шайтана» стал для Вас?

Так что же нам переходить теперь на квас,

Чтоб пить в Садах вновь мусаллас, чей там велик запас?!

 

*Сорт вина.

 

Рубои 28

 

О что же Вы таким не парсом стали, Саади,*

Ведь мог пылать Огонь Ормузда** и у Вас в груди?

Ведь так мог написать о парсах лишь кади:***

«Сколь ни служи Огню, сгоришь, в него лишь попади!»

 

*Персидский поэт.

**Зороастр.

***Мусульманский судья.

 

Рубои 29

 

Шамс Табризи* ли подводил глаза сурьмой, Руми?

Иль сами Вы? В смущенье разум мой, Руми.

Но Ваш родник зрачка нарцисса весь в сурьме

Истоком слёз стал красоты самой, Руми!

 

*Друг Чжалолиддини Руми, убитый за эту дружбу.

 

Рубои 30

 

Учитель на горе стоит, чтоб голоса

В порывах ветра слушать, глядя в небеса.

Кого ж ужалила в горнем Саду оса,

Что у Учителя текут так очеса?!

 

Рубои 31

 

Да, подлинным Устодом был Поэт БозОр,*

При всякой власти был за ним надзор.

В том, что писал Он, Власти виделся позор,

Но не водил его калАм в глуби её изор!** 

 

*Бозор Собир.

**Шальвары.

 

Рубои 32

 

Я в Самарканде как-то пьян упал в арык,

Был молодым поэтом, пить кто не привык.

И в Самарканде тот арык без всяких закавык,

На сотворенье рубои мой развязал язык!

 

Рубои 33

 

Известно: в Самарканде пить вино привык

Хайём, на лекаря учась, когда лечил кадык!

Кадык чтоб двигался без всяких закавык,

Хайём к глотанью орошал вином язык!

 

Рубои 34

                                               Али поведал, что Пророк сказал:

                              «Одна овца в доме — благодать,

                              две овцы — двойная благодать,

                              а три овцы — много благодати».

                              Хадис № 573 в передаче имама Ал-Бухари

 

 

Одна овца, что в доме — благодать!

А двум — двойною благодатью в доме стать!

А, с третьей, коль из дома не похитит тать,

То благодати будет просто не объять!

 

Рубои 35

 

Сказал б мне, НУху, до потопа всё ж ты, Ной,

Что я потопом буду разлучён с женой!

Что не пложусь в ковчеге будет мне ль виной?

Иль много жён Аллах мне даст взамен одной?

 

*Мусульманский Ной.

Рубои 36

 

Сказал бы, Адаму,* ты всё-таки, Адам:

Вернусь я с Хаввою ль к моим Садам?

Коль не вернуться с ней, то я к моим стадам

В придачу для твоей бы Хаввы и свою отдам!

 

*У мусульманского первочеловека ударение в имени падает на первое А.

 

Рубои 37

 

Нет не такой ты Лут* как из Содома Лот,

Кто после гибели Содома с горя пьёт!

Хоть и жену ты потерял, как тот, наоборот

Пусть Лот плодится с дочерьми, тебе ж — овец окот!

 

*Мусульманский Лот.

 

Рубои 38

 

Ну что поделаешь тут, винопийца Лот,

Когда столп соляной жены вылизывает скот.

У Лута вот с женою всё совсем  наоборот:

Как «Бахр Лут»,*как «Морю Лута» ей почёт!

 

*Так называют арабы Мёртвое море.

 

Рубои 39

 

            ...а Анжаша подгонял пением верблюдов,

               на которых ездили женщины. У него был

               хороший голос, и Пророк сказал: «Анжаша,

               будь осторожен, когда везёшь стеклянные сосуды».

              Из хадиса № 1264 в передаче имама Ал-Бухари

 

А не о спеси ль  бедуинов вечный пересуд,

Как у кого-то подгонять верблюдов пеньем зуд?! 

Пророк изрёк, когда Анжаша каравану с жёнами запел:

«Будь осторожней, из стекла любой везя сосуд».

 

 

Рубои 40

О как разумно Саади писал нам про каймАк,*

Купив который на базаре, сам попал впросак:

«Когда торговец каймаком для этих мест чужак,

Не удивляйтесь, что каймак там разбавляют так!»

 

*Загустевшие сливки. 

 

Рубои 41

 

А по Руми: была у Лута* злобная жена,

За злобу в Море Лута** и превращена.

И хоть мы знаем: и собаку Воскрешенье ждёт,

Но в Судный день не будет всё ж воскрешена она!

 

*Мусульманский Лот.

**Так называют арабы Мёртвое море.

 

Рубои 42

 

Поймёт, кто Саади читает «ГулистОн»,

К кому любовь его в газели «Эй сорбОн»,

Да, караван уносит вдаль из сердца стон под звон

От отрока, кто в Саади был так влюблён.

 

Рубои 43

 

Да, истинным пророком был поэт Бозор,

Как хИджра* в США его томила взор!

Лишь вместе с теми, кто кричал ему: «Позор!»,

В Лучобе он обрёл родной земли призор.

 

*Вынужденное переселение Пророка Мухаммада из Мекки в Медину.

 

Рубои 44

 

Тому, кто в хИджре пребывать привык, Руми,

Как Вам всего милей родной язык, Руми.

О как глотками речи сладко движется кадык,

Хотя за речь саму всем чаще и кирдык, Руми.

Рубои 45

 

Пусть Вам и мне навешан винопийц ярлык, Хайём,

Вином как речью только движется кадык, Хайём.

Вином как речью только движется язык, Хайём,

У тех, кто, про кирдык забыв, к вину привык, Хайём!

 

Рубои 46

 

Сказали б Вы себе как шейх мюриду,* Саади:

«О вере спор свой с иудеем больше не веди.

Ты в хИджре 30 лет провёл, где тих Зардушт в груди,

А иудею в хИджре в жизнь —  путь с Яхве впереди!»

 

*Наставник и ученик в суфизме.

 

Рубои 47

 

Когда повсюду тупоумие владык, Хайём,

Вином как речью только движется кадык, Хайём.

Вином как речью только движется язык, Хайём,

У тех, кто, про кирдык забыв, к вину привык, Хайём!

 

Рубои 48

 

Когда побеги смолью пожирает тля, Руми,

Иль чёрною гюрзой на шее нам петля, Руми,

Становится вдруг светом мрак, Руми,

Нам в черни путь земной светля, Руми.

 

Рубои 49

 

Нет-нет, Учитель не от нынешних иуд,

Ушёл в родимый горный Зимчуруд!

Хвала Аллаху — не «во глубину сибирских руд»,

Чтоб оценил народ его при жизни труд!

 

Рубои 50

 

Фируз БахОр* по Вашим рубои создАл балет, Хайём,

В Берлине, в хИджре, он достиг восмидесяти лет, Хайём.

Хвала Аллаху, что хиджаба на танцоршах нет!

И на балет в Таджикистане не достать билет! Хайём.

 

*Известный таджикский композитор.

 

Остальные рубои Алишера Ки1ёма вы сможете прочитать

В  бумажной версии журнала