пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ     пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!

Алишер Киём

 

Рубои 301-338

 

 

Рубои 301

 

О, Фирдавси, воспет как в книге Вами каждый шах!

Как будто яшты из «Авесты» вновь звучат в ушах!

Киём, а что же нынче книги? О апАшей всё шишах,

О их мышах, их камышах, их шалашах, их палашах!

 

Рубои 302

 

Киём, скажите: насекомое термит

И терем на Руси замедленно громит?

Хайём, спросили б Вы про аксамит:

Дерьмит ли аксамит нейродермит?

 

Рубои 303

 

Киём, «о Дуст (о Друг)» коль прозвучит из чьих-то уст,

Что это Вам? Я вспомню сразу же, Руми, хлопковый куст.

А, хлОпок снегу белому Союза был любимый друг, Киём!

Про снег не знаю я, Руми, в Союзе хлопку друг был дуст!*

 

*ДДТ

 

Рубои 304

 

Киём, хвала Аллаху, и в черве есть толк:

Из коконов на хан-атлас берётся в нити шёлк!

Руми, я помню Вы писали: «Если Шамс замолк,

Мне кажется, что вдалеке его загрыз всё ж волк.»

 

     Рубои 305

 

    Киём, а назван Понедельник-Душанбе что от невзгод?

Нет, был базар там где отар звучало «бе-е!» из года в год.

Хайём, я этот город знал ещё ребёнком как Сталинобод,

Там прославляли на парадах даже пионеры Винзавод!

 

Рубои 306

 

Хайём, лишь атеизм вернул в Таджикистан вино,

А с ним и Ваши рубои о винопитье заодно!

Киём, с трибун партийных съездов что звучали рубои?

Нет, на банкетах после, ведь уставом было так заведено!

 

Рубои 307

 

ДарвЕш Хочжа вот Зул(ь)фикор писал: «Никто не цыкал,

Когда в Сталинободе ночью Сталин заводил свой мотоцикл.»

Теперь поёт дарвеш Хочжа вот Зул(ь)фикор за ночью ночь!

Руми, история циклична, но любой её не вечен цикл!

 

Рубои 308

 

Учитель, смысл Ваших действий был порой не прост:

Так при Союзе Вы литературе-куре

                                                  вставили павлина хвост!

Но хвост павлина хоть к литературе-куре

                                                 с Вашей помощью прирос,

Литература-кура (ну соцреализма дура)

                                              отправилась всё ж на погост!

 

Рубои 309

 

А, Авиценна, есть ли  письмена-глисты,

Ведь видятся порой, берёшь как старые листы?

Киём, глисты нам кажут, до письма кто где держал персты,

Хоть глистописец за письмом мурлычет: «Ну лис ты...» 

 

Рубои 310

 

Киём, едали ль Вы в Крыму, в горах, кизил?

Едал, Руми, и даже видел я с Хрущовым «Зил».

Эх, Шамс в стельбе всегда был из мазил!..

А у татар тот «Зил» с Хрущовым  не притормозил?

 

Рубои 311

 

Киём, Пророк изрёк: «Любой араб

Лишь одного Аллаха вечный раб.»

А на Руси кого же раб, поведайте Руми,

Праперестройки пращур-прапрораб?

 

Рубои 312

 

Киём, велик как средиземноморский краб!

Его купить в Германии может любой араб?

Любой. А краб дальневосточный как велик?

Руми, не видел — ест его китаец, коль прораб!

 

Рубои 313

 

Киём, от Пушкина  иль всё же от былых былин

У православных эфиопов к Рождеству лишь блин?

Какой-то странный для Руси у Вас вопрос, Руми,

Ещё спросите: от кого у православных сплин?

 

Рубои 314

 

Киём, а на Руси газал(ь) чего же названа газель?

Хофиз, тут думали, что Вы писали про мамзель!

Да, родовЫх нет окончаний в языке, а жаль, Киём,

Но виноват, конечно, в этом иудеев Азазель!

 

Рубои 315

 

Киём, а знали дети Душанбе, что Дед Мороз,

БобоИ их БарфИ — актёр-масхаробоз?

Руми, вот Хлестакова дядя мой играл ШамсИ Киём,

Что Дед-Мороз масхарабоз? Падарков был бы воз!

 

 

 

 

Рубои 316

 

Хайём, не Вы писали это — ясно: «Рань,

Я пью вино, юница, стройная как лань...»

Киём, а кто? Псевдохайям для Вань и Мань

Писал, ведь на Руси без грёз такая глухомань!

 

Рубои 317

 

Руми, от Вас ли даже у совсем пьянчуг

Вопрос насущный: «Ты мне друг?»

Киём, я слышу Ваше словоозаренье вдруг,

Хвала Аллаху, кто явитель всех моих заслуг!

 

Рубои 318

 

Киём, в Европе к Рождеству на блюде гусь,

А что на блюде в Рождество предложит Русь?

Песнь «Жили у бабуси два весёлых гуся!», Саади,

А вот остался хоть один — ответить не берусь.

 

Рубои 319

 

А для таджиков горний Сад — ФирдАвс, ФирдавсИ?

А для таджиков есть в нём прудик-хавз, Фирдавси?

Киём, не знаю горний Сад-Фирдавс для таджиков всех ль...

Пусть так, но знать бы: на вино там зреет чжавс, Фирдавси?

 

 Рубои 320

 

 Киём, я вирши Акундинова прочёл вчера в тиши,

 И понял Пушкина завет: так больше не пиши!

Да, «дин» в фамилии Вам кажет: Тимофей из бусурман,

Но в церкви виршей слог, Хайём, доходчив до души!

 

Рубои 321

Киём, а что как прежде, при арабах, зведочёт

У власти только обретёт себе динары и почёт?

Хайём, коль у кого-то в звёздах недочёт,

Лишь зведочёт об этом нынче власти и речёт!

 

Рубои 322

 

Киём, кого мальчишке Вам в СССР

В литературе ставили в пример?

Хайём, не помню был ли он миллионер,

Но помню: «Дядя Стёпа милиционер»!

 

Рубои 323

 

 Киём, а для детей Союза рубои писал ли кто?

 Хайём, есть рубои похмелья Агнии Барто!

 Бычок (иль рыба?) на доске качается в тоске,

 Вздыхает, (похмелиться дай?) с доски сойду а то!

 

Рубои 324

 

Хайём, есть Ваши рубои, где пьяный Вы — буян,

Есть также Ваши рубои, где пьяный Вы — смутьян.

А вот даосы в опьяненья буйстве видели изъян!

Киём, Вы знаете кто Вы, как вдрызг Вы пьян? 

 

Рубои 325

 

Киём, когда, не похмеляясь, Вы тихИ

У Вас рождаются какие-то стихи?

Не похмеляться я не пробовал, Хайём,

Но знаю, что такие пишут про грехи.

 

Рубои 326

 

Киём, а что у Разина там было и княжны?

Да утопил её Степан, как стали не дружны.

Киём, а может персиянка ль быть княжной?

Хайём, не знаю, но Степану жёны не нужны! 

 

Рубои 327

 

Киём, я Разина с княжною как-то не пойму?

Да утопил её Степан, Герасим как Муму!

Степан княжну в гарем пристроил бы, Киём!

Хайём, Степан не знал: продать её в гарем кому!

 

Рубои 328

 

Киём, а что у Heine про раба и про султана дочь?

Руми, раб умереть за дочь султана был непрочь.

А что любить султана дочь раб был так не охоч?

В роду их, как полюбишь — смерть не превозмочь!

 

Рубои 329

 

Хайём, я знаю: так как пост Вам свыше дан,

Вы в месяц шаабан весь напивались вдрабадан!

Не важно вдрабадан-не вдрабадан, Киём,

А важно во хмелю поститься в месяц рамадан!

 

Рубои 330

 

Киём, а что у Пушкина про золотого петушка?

Хайём, не вынес от девицы шамаханского душка,

Затем царя Дадона в темя клюванул и был таков,

У петушка, как видим, не была для потрошка кишка!

 

Рубои 331

 

Киём, а что у Пушкина: Дадону нужен был скопец?

Руми, Дадон в любовном деле был ещё боец!

А, чтоб Дадон не сомневался, кто детей отец, Киём?

Про золотого петушка, Руми, Вы поняли всё наконец!

 

Рубои 332

 

Киём, у Пушкина: зачем на цепь посажен кот?

Чтоб в Лукоморье иудеи не справляли бы суккот.

Избушка там на курьих ножках ведь, Руми!

А, в Лукоморье у избушки ножек шёл окот!

 

Рубои 333

 

А, Фирдавси, Бежан сказал что б Маниже,

Когда на Маниже бы было неглиже?

Киём, Бежан, хоть был воитель-пахлавОн,

Воскликнул б: «Я не устою уже на рубеже!»

 

Рубои 334

 

Киём, чего ж былины о Руси богатырях

Не поднимают дух теперь в монастырях?

Руми, поднятье духа видно только в стихарях,

В монастырях не видно духа в рясах постных рях!

 

Рубои 335

 

Киём, у Пушкина, что у попа с Балдой?

Руми, нет, это не про место мягкое с юлдой.

Киём, я думал Пушкин обзывает так кого

После того как прокричит после кувалд «Ой!»

 

Рубои 336

 

Киём, а что там у Фархада и Ширин?

Фархад-китаец Навои был враг перин.

Был пери враг? Фархад был гороруб, Руми,

А что Ширин? Всё на коне искала розмарин.

 

Рубои 337

 

Киём, а у Фархада что к Ширин любовной тяги нет?

Руми, ведь Навои, я слышал, дал безбрачия обет.

Киём, за верности обет мне с Шамсом сколько бед!

А прорубанье девства гор, Руми, на гибель столько лет!

 

Рубои 338

 

Руми, кто в мыслях о веселье Вашем был не прав,

Когда Вы пили с Шамсом, как с Ширин Хусрав?

О, смех любви описан как у Низами, Киём!

О смех любви! — и нет отрав и нет врагов орав!