В.В. Путину

 

Победи себя

 

В.В. Путину

 

Никогда не был вашим, В.В. Путин, сторонником. Всегда относился к вам безразлично, безучастно – не голосовал, не слушал, не интересовался. Но события последних лет и – особенно – месяцев вынудили меня оставить это комфортное снобистское безразличие и сформировать определенное к вам отношение.

В августе девяносто первого мне выпало стать непосредственным участником известных исторических событий: находится среди защитников «белого дома», присутствовать на бесчисленных митингах, быть свидетелем свержения «железного феликса» на Лубянке. Запомнилось настроение людей в те дни: практически все единодушно были охвачены эйфорией и экзальтацией от невообразимого происходящего – падения ненавистного советского режима. И, помню, мы с какими-то бородачами и очкариками мечтали на пресненских потешных баррикадах, как же преобразится Россия, избавившись наконец от оков беспощадного тоталитаризма, какой открытой, устроенной, обильной сделается наша страна, как свободно и счастливо заживут в ней люди.

И, действительно, последующие годы как будто стали оправдывать эти ожидания: преодолевая неимоверные тягости и испытания и не без труда усваивая новые условия существования, Россия тем не менее двигалась к стандартам жизни передовых стран – к правовому государству, парламентаризму, свободе слова и собраний. Да, многое в те годы было неладно и нескладно… Но при всем этом имелось нечто главное, что неизменно окрыляет человека и помогает превозмогать невзгоды, неустроенность, что дает ему жизненную энергию, – надежда! В скудные, будто послевоенные, девяностые мы жили надеждой на неминуемое грядущее процветание нашего достойного лучшей доли отечества, на недальний светлый братский пир в семье свободных европейских народов. К тому же примеры исполнившихся таковых стремлений уже имелись: большинство стран бывшего «советского лагеря», порвав с мрачным прошлым одновременно с нами, влились в благополучное европейское сообщество, преобразовавшееся вскоре в невиданную в историю цивилизацию «без границ». Увы, Россия осталась вне этого процесса. И чем дальше, тем более наша страна дистанцировалась… даже не от упомянутой цивилизации, даже не от идеалов девяносто первого года – правового государства, парламентаризма, всякой гражданской свободы, – но от самой надежды! Ваше четвертьвековое, претендующее на рекордную продолжительность, властвование, приведшее страну к авторитарной, полицейской, нетерпимой к инакомыслию «модели» устройства, лишило людей, может быть, самого дорогого – благих надежд. И взамен внедрило и выпестовало в подданных ценности довольно сомнительные: чувство национального превосходства – у нас особенная стать! – враждебное отношение к окружающему миру, кичливый восторг от груд смертоносного железа, способного-де изничтожить хоть всю планету, будь на то наша воля. В ваш державный срок, помимо прочих знаковых мемов, широко распространился фразеологизм можем повторить, означающий: примите к сведению все кругом, – нам вполне по плечу прийти по вашу душу, как наши деды приходили! – имейте в виду и трепещите! – вот вздумается, найдет блажь, так вломимся нахрапом и разорим ваш благополучный элизиум! Это насколько же нездоровым должно быть общество, насколько надо опустеть душам людей, чтобы не стремиться к уровню передовых стран, а находить удовлетворение в угрозах низвести всех до своего незавидного уровня. А ведь это все плоды вашего, В.В. Путин, бесконечно долгого предводительства, ваша школа.

Вы, В.В. Путин, вероятно, не пользовались метрополитеном многие годы. А, между тем, именно в метро наиболее наглядно раскрываются характерные особенности наших соотечественников, каковые вам было бы полезно знать. Вход в подземку обычно представляет собою ряд стеклянных дверей – от полудюжины и более в некоторых случаях. Ничто не мешает толпе пассажиров входить одновременно во все эти двери. Но – на удивление! – люди чаще всего протискиваются всей толпой лишь в одну из дверей. В результате в узком походе образуется затор. Почему же такое происходит? Почему, имея возможность рассредоточиться равномерно по ширине входа и войти в метро быстро и без толчеи, ваши подданные предпочитают терять время, протискиваясь поочередно в единственную дверь? А это происходит из-за неизменно присущего русскому этносу стадного инстинкта. Так оказался кто-то первым у двери, толкнул ее, прошел сам, и… все прочие пассажиры бессознательно, как грызуны на дудочку Нильса, устремляются вслед за первопроходцем в эту же самую дверь! Это национальная модель поведения, как вы понимаете. И она в той или иной форме реализуется во всяком случае.

Вот, скажем, вздумалось вам по своей прихоти объявить страны Запада чуждой нам цивилизацией и «недружественными». И послушное вам большинство, которое в девяностые отнюдь не гнушалось поедать американскую и европейскую гуманитарную помощь, немедленно, как по команде, окрысилось на предмет вашей праведной неприязни. Но объяви вы завтра прямо противоположное: Запад нам «невраждебен» и вообще духовно близок, – и это же самое большинство тотчас воспылает к вчерашнему жупелу искренней и исконной любовью русского человека к Европе. Ваши подданные – ветер, послушный флюгеру. Но, в сущности, для вас в этом имеется и некоторое удобство: вы сколько угодно долго можете тянуть страну в бездну, но если вдруг перемените каприз и решитесь переориентировать направление движения, послушное большинство безропотно и не задумываясь последует в указанном новом направлении: начальству виднее, а нам покойнее. Стадные инстинкты. Как в метро.

И куда же вы привели ваше послушное большинство – а заодно и наше меньшинство! – за время своего затянувшегося примата? Если говорить коротко, сегодняшняя Россия – это «Курск» на дне, в котором еще теплится жизнь. Наверное вы не забыли той злосчастной лодки: с нее, собственно, и начался отсчет вашего плодотворного высокого служения отечеству.

Под вашим необыкновенно долгим водительством Россия превратилась ровно в то, чем была до девяносто первого: в несвободную страну с парализованным, расчеловеченным обществом, с подавленным инакомыслием и изжитым плюрализмом, с отсутствием оппозиции и свободы слова, с санкциями и международной изоляцией, чуть не с «железным занавесом».

И вы лично, и вслед за вами – видимо, одержимые стадным инстинктом – всякие «эксперты» и «аналитики» навыпередки подчеркивают духовное превосходство России над всем прочим миром: мы-де последние хранители лучших человеческих ценностей, блюстители семейных традиций, целомудренные и чадолюбивые, а разложившийся, погрязший в пороках и извращениях безнадежный западный мир ничего доброго уже предложить не способен, но только спит и видит, как бы нас – непорочных и простодушных – заманить в свою преисподнюю, лишить свято хранимой невинности. Следовательно, мы не много теряем, порывая с Западом, – от такой напасти не грех и «занавесом» отгородиться!

В связи с этим хочется спросить: а повальная, безальтернативная матерщина, на которой теперь говорит вся наша целомудренная и непорочная Ивановская, – это тоже диверсия Запада? Известно ли вам, В.В. Путин, что ваши подданные почти всецело перешли на ненормативную речь? На ней говорят все: женщины, дети, взрослые при детях, дети с родителями. Все решительно! Более того, интернет с соцсетями позволил этому разделу лексики перебраться и в письменную сферу, чего раньше не было категорически, – теперь же диалоги завсегдатаев соцсетей переполнены упомянутой бранью. Опустошающее ангельски чистую русскую душу бедствие распространяется и молодеет с невиданной быстротой. Возможно, некоторую положительную роль в этом процессе играет ваш, В.В. Путин, характерный вульгарный речевой стиль, поскольку для своего послушного большинства вы являетесь эталоном поведения и эстетики. В таком случае вы можете гордиться достижением своих верных подданных.

Мои школьные годы выпали на семидесятые, и я могу свидетельствовать, что в те времена московские подростки, во всяком случае, не использовали матерщину в повседневном своем речевом обиходе. Да, эти запретные словечки всем были известны. Но произносить их, а тем более употреблять в общении с противоположным полом, у большинства, как говорится, язык не поворачивался. Теперь же еще как поворачиваетсяТеперь школьники обоего пола запросто и во всеуслышание разговаривают между собой на ненормативщине, – кто крепче завернет! кто кого перещеголяет! Это их-то вы оберегаете от дурного влияния Запада? отечески огораживаете «занавесом»? Да если вы такой ненавистник Запада, вам следовало бы, напротив, принять меры для ближайшего контакта ваших клевачих птенцов с западным миром и – уверяю вас – вскоре они бы низвели этот мир до своего уровня, превратили Лазурный Берег в Нечерноземье. Вот же ваше биологическое оружие против Запада! – полны арсеналы…

Кстати об упомянутых соцсетях в интернете. Для миллионов наших граждан сетевая жизнь стала едва ли не основной формой времяпрепровождения и самовыражения. Если в повседневной общественной жизни человек вынужден придерживаться какой-то простейшей этики, смирять эмоции в соответствии с принятыми нормами, а иначе можно и меру пресечения схлопотать, то в интернете, в виду безнаказанности хоть и самого эпатажного поведения, он совершенно раскрепощается, сбрасывает на время с себя этические путы и выпускает, как говорится, пар, а, по существу, становится самим собою. Так вот русский сегмент интернета – это натуральная стихия ярости и бешенства. Наши авторы постов и комментариев – в подавляющем большинстве – изливают решительно на все и на всех лютую ненависть и злобу. Судя по раскаленным добела социальным сетям, у нас страна озлобленных, отчаявшихся людей, визжащих по каждому поводу: убить! разорвать! удавить! сгноить! сгнобить! посадить на кол! Само собою, все эти крики русской широкой души формулируются посредством самой изощренной ненормативщины.

Почему же столько злобы, столько ненависти в ваших подданных? Злоба – сестра нищеты, равно материальной и духовной. Неверно думать, что миром правит богатство, капитал. Всем на свете правит нищета: в мире есть царь, этот царь беспощаден, голод названье ему. Опять-таки голод не надо понимать лишь как пустой желудок. Авторитарному типу властвования выгодно иметь неимущих убогих подданных, во всяком смысле голодных. Нищета – это регулируемая беспощадная лавина. На кого направит ее повелитель, тех она хлынет сметать. Вы, В.В. Путин, указали своему плебсу на виновных в его безотрадности – на западный мир, на свободолюбивых соседей, на оппозицию, на «иноагентов», – и вот уже раззадоренная вами расчеловеченная стихия пришла в движение, она возлютовала, ощерилась, разбушевалась гневом по отношению к упомянутым и неупомянутым виновникам ее убогости, она упивается садистскими угрозами: деды воевали! – можем повторить! нас все должны бояться! Европе – «искандеры»! укропов – в тундру! «пятую колонну» – к стенке! чурок – в аулы! жидов – в газовую камеру! И т.п. Узнаете в кривом зеркале собственных дум высокое стремленье? Это все ваши духовные чада, верная ваша опора, – это всходы посеянных вами зубов дракона. Сколько лет после вас России еще придется выпалывать этот ядовитый борщевик? Да и возможно ли будет вообще от него очиститься…

Наконец венцом вашего правления стало жестокое кровопролитие, устроенное в соседней стране. Это вторжение официально именуется лицемерным эвфемизмом. Между тем академический словарь русского языка авторитетно дает определение происходящему на Украине: «организованная вооруженная борьба между государствами», – так академическая лингвистика формулирует понятие «война». Да, для смягчения впечатления от бессовестного нашествия пропаганда может сколь угодно играть словами и подтасовывать определения происходящего, но словари у нас еще не догадались подправлять в угоду политической конъюнктуре.

Россия – агрессор… Это невообразимо. Это – оксюморон – фигура понятий с несовместимыми, казалось бы, признаками. У нас же прививка от войн! антитела! Русский народ настолько исстрадался в последней большой войне, понес такие потери, что до сих пор – век без малого спустя – переживает случившееся, сокрушается, скорбит. И вот Россия сама начинает большую войну… Как же это теперь обесценивает все былые подвиги нашего народа с мировым злом. Мы сами стали злом. Нет больше никакой славы русского оружия! Мы больше не имеем права гордиться какими-то своими «победами», самодовольно хвастаться «освобождением» Европы. Потому что вероломно вторглись в европейскую страну, принесли беду ее народу. Отныне не кто-то, а мы самые – агрессоры, оккупанты, душители–мучители. И теперь не чьи-то «крылья черные» над родимой стороной, а наши летают над чужой землей. Наш сапог топчет чужие поля просторные. Эта ваша война обнулила все прежнее русское доброе, доблестное…

То, что ведомая вами страна забрела в трясину и прочно там увязла, еще не совершенная катастрофа, – история знала подобные заблуждения отдельных государств с последующими счастливыми их преодолениями, – в конце концов, неизменно наивный Запад опять нам поможет выпутаться, когда новая и более мудрая наша верховная власть вынуждена будет искать сочувствия у высокотехнологичной цивилизации «без границ», опять выкормит нас гуманитаркой, как в девяностые. Куда труднее переделать человека. Живут же по сию пору многие наши старики усвоенными смолоду симпатиями к сталинщине, – видимо, это изуверство им дорого как память о полной светлых надежд юности. Очевидно, что и взращенная вами, В.В. Путин, генерация россиян обречена на наследственную болезнь вашего безвременья. А это десятилетия терапии и в финале – все равно могила как самая верная панацея от горба.

В.В. Путин, вы многое наделали для нашей страны за долгий срок. Захочешь – не забудешь вас. Но в вашей воле сделать для России еще нечто грандиозное, эпохальное, по-настоящему полезное и памятное и, в результате, войти в историю со спасенным реноме, – уйти! великодушно оставить московский стол! Это еще можно сделать красиво, достойно, благородно. Возможно, это будет лучшим и главным вашим деянием, спасительным подвигом, как та луковка злющей бабы. Таковым подвигом вы обезоружили бы на всю историческую перспективу своих недругов и порицателей: что бы ни вменялось вам впоследствии, кто бы в каких грехах вас ни обвинял – он ужас мира, стыд природы! – все обвинения нивелировались бы напоминанием о вашем великодушном поступке: вы спрашиваете, был ли он нравственным человеком? – ну да, конечно, был не без изъянов, поступал не без просчетов и мог бы наделать еще уйму всякого такого, но вы же помните, как он распорядился в конце концов! – имея возможность еще сколько-то оставаться на уделе, тем не менее, возвысился духом и, как Диоклетиан, по доброй своей воле отрекся от престола; кто на такое еще способен! – а он оказался способен! Репутация спасена навеки. Иногда, чтобы остаться, надо вовремя уйти. Упустите благоприятное время достойного ухода, – исчезните бесследно.

В.В. Путин, ваша «политика» предельно прозрачна, движущие вами мотивы вполне объяснимы: вы одержимы спортивным азартом единоборства со всем миром, молодецки доказываете человечеству, что вы, хоть и в преклонных летах, но парень хват и нраву крутого. Впрочем, имея под пальцем кнопку отключения жизни на планете, можно до известного предела шантажировать мир, не рискуя оказаться в нокауте. Но это не доблесть. Настоящая доблесть по-русски – победить не оружием, а великодушием. Вы можете одержать блестящую викторию над целым светом безо всяких кнопок, без дивизий и ракет, но единственно силою духа. И вам свыше милостиво предоставлена такая возможность. Это еще редко кому выпадает. Вам – любимцу Небес – выпало!

Достоевский сказал: если хочешь победить весь мир, – победи себя. Вы можете победить, покорить, превзойти силою духа весь мир, если победите, превзойдете себя. Уйдите, – станьте победителем.

 

 

Юрий Валерьевич Рябинин,

член Союза писателей России

 

Дополнительная информация